gaph
Я человек третьего тысячилетия, ничего не знаю о тебе. Ты желанная, красивая и почти печальная в моем воображении. Мне нужны были хорошие акустические динамики, чтобы передать динамику чужой любви. Снова ошибки, и я иду не по той дороге, и приду, скорее всего не туда; ограничу свою мысль, завяжу там концы, чтобы не растрепалось. Я видел в этой девушке потенциал, в ее форсированной букве "а", но был обманут, опять. Но я люблю эти две с половиной минуты, которые она позволила себе быть свободной. Можно прослушать десять раз под ряд, будет половина часа любви и нежности, зато потом не напасешься салфеток. Если бы вы знали как это трудно, любить в людях то, во что не веришь, любить то, кем они себя считают. Ну, если она хочет быть второй, более прокачанной, но лишенной внешней красоты, Анжеликой Варум, пусть ею будет, но меня она потеряла. Меня потеряла, а она у меня есть, останется навсегда в этих непрофессионально записанных, двух с половиной минутах. Вот, это волновало меня вчера ночью, исключая все прочее, что меня обычно волнует, когда есть человек, которому я симпатичен. Теперь, кажется, есть, и я полагаю, что это взаимно... Хотя нет, это не должен никто знать. Заткните уши, не слушайте. Закройте руками души, не ешьте мою боль и мою радость: я не оценю это по достоинству, и не буду в точности знать, что с этим делать. Я говорил вчера с О и сказал ей, как теперь помню, что нельзя открывать никому душу, никому из тех, кто не знает насколько много ответственности и любви требует этот взаимный процесс. А уж тем более нельзя открывать душу бумаге или интернет сообществу. Поэтому здесь все очевидно на первый взгляд, и закодировано на второй. Я знаю, что звучит это самонадеяно, но раньше мне казалось, что всем хорошо заметен мой способ выражаться, а потом выяснил, что даже те, кто кажется любит меня, не понимают и половины из того, что я не слишком-то и прятал. Наверное я виноват в этом, ведь мой язык еще слаб и неуниверсален. Но когда-нибудь, я должен буду стать яснее, я должен буду доставать до потолка хотя бы кончиками пальцев.